Итоги работы поискового отряда "Сибиряк" 2016

23 февраля_2.jpg

 



"МЕНЯ НАШЛИ"

Ну вот и всё. Земля на грудь уже не давит.

Теперь могу я прокричать родне

Меня нашли! Вам скоро весточку доставят

О "без вести пропавшем" на войне.

 

Меня нашли, родной, искать уже не нужно

Уже прочтён мой смертный медальон

Они пришли за мной - отряд неравнодушных

Ах сколько раз я видел этот сон.

 

Запросы, знаю, ты давно уже не пишешь,

Но папка твой не без вести пропал

Погиб под Ржевом я, сынок. Теперь ты слышишь?

Меня ты помнишь? Ты б меня забрал..

 

Ты плохо слышишь? Это возраст, понимаю

Ну может тогда внуки заберут?

Ведь я устал тут между адом быть и раем

И верю, что услышат и придут.

 

Но если я и внуками забытый,

То знаю, кто услышит голос мой

Откликнись, правнук! Это прадед твой убитый!

Я здесь под Ржевом. Забери домой!

 

Сергей Белкин

11 ноября 2014 г.

 

Сергей Тимошенко- Поиск

https://www.youtube.com/watch?v=hOthXZmyStk

 


За период поисковой работы по состоянию на сентябрь 2016 года в местах боевых действий в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов найдено поисковым отрядом «Сибиряк» 66 останков погибших воинов РККА и торжественно захоронены. Установлены имена троих. Поднят сбитый в июле 1942 года советский самолёт ЛаГГ-3. Определено имя лётчика, 16 имён, которые не погибли и не пропали без вести, как указано в Книге Памяти, а вернулись домой после окончания войны и умерли своей смертью. 40 семьям оказана помощь в установлении судьбы их родственников. Установлены места захоронения наших погибших земляков. С места захоронения привезена земля с прахом, и урна с ней захоронена на кладбище Редаково в г. Новокузнецке.  

   

  Поисковики приняли участие в торжественном захоронении свыше одной тысячи погибших воинов РККА.

 

Семь неизвестных захоронений бойцов Великой Отечественной войны нашли новокузнецкие участники поискового отряда «Сибиряк»

Газета "Кузбасс", 3 сентября 2014 | Татьяна Минеева

Семь неизвестных захоронений бойцов Великой Отечественной войны нашли новокузнецкие студенты и школьники – участники поискового отряда «Сибиряк» в ходе полевого сезона, который проходил в Суоярвском районе Республики Карелия.
− Всего же в межрегиональной «Вахте памяти – 2014» участвовало 28 поисковых объединений из 14 регионов страны, − рассказал руководитель кузбасской экспедиции председатель Новокузнецкого городского совета ветеранов Анатолий Силаков. – В общей сложности было обнаружено 161 захоронение времен Великой Отечественной войны. Идентифицировать удалось только пятерых бойцов, при которых были обнаружены медальоны, фрагменты телеграммы, личные записи.
Все погибшие в годы войны солдаты и командиры были с почестями перезахоронены в городе Лоймала.
Для справки. «Вахта памяти» − это ежегодная акция, которая проводится в нашей стране с целью увековечения памяти погибших при защите Отечества, сохранения исторической памяти о событиях Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, патриотического воспитания молодежи.
Татьяна Минеева.

Пусть герои вернутся домой

16 апреля 2012 | Газета «Кузбасс»

В начале мая в Новокузнецке должно пройти необычное событие. За день до празднования Дня Победы, то есть 8 мая, на городском Редаковском кладбище у братской воинской могилы должна состояться акция по символическому захоронению земли, привезенной городским поисковым отрядом «Сибиряк» с общего воинского захоронения села Озерки Тербунского района Липецкой области.

Там новокузнецкие школьники побывали в августе прошлого года. Ребята установили и выписали 50 фамилий воинов-кузбассовцев, обозначенных на сельском мемориале. Наши земляки, защищавшие Озерки, входили в 237-ю Пирятинскую стрелковую дивизию, части которой формировались на территории Новосибирской области. Среди них 835-й стрелковый полк, созданный в Новокузнецке (в прошлом – Сталинск), 838-й и 841-й, которые были сформированы соответственно в Прокопьевске и Киселевске, 691-й артиллерийский полк – в Кузедееве.

Прошлогодняя экспедиция юных новокузнечан – третья по счету. Первая была организована в Смоленскую область, вторая и третья – в Тербунский район Липецкой области. Во время первой общей вахты поисковиков в 2009 году, в которой участвовали 26 отрядов из российских и белорусских городов, с места былых боев были подняты останки 741 воина. И только имена 14 из них удалось установить по запискам, находившихся в пластмассовых солдатских медальонах…

Четвертую экспедицию новокузнечане предполагают провести нынешним летом. Маршрут её вновь намечен в Озерки. По словам Анатолия Никитовича Силакова, председателя Новокузнецкого городского Совета ветеранов войны и труда, возглавлявшего «Сибиряк», жители села принимали юных поисковиков-новокузнечан доброжелательно, как настоящих наследников воинов-сибиряков, что в годы Великой Отечественной войны погибли при защите села. Во время кровопролитных боев Озерки были буквально стёрты с лица земли… Часть зданий, в частности, сельсовет и церковь, немцы сожгли ещё до начала наступления Советской Армии.

Во время поисковых работ отряд (17 человек) жил в палатках. Питались ребята тем, что готовили себе на костре. А попутно вели записи воспоминаний жителей, которые дожили до наших дней. Старожилы села рассказывали о том, как помогали нашим солдатам: приносили для пулеметного расчета воду, еду. Показали и место, где летом 1942 года в деревне Каменка был захоронен советский офицер, погибший в бою. Участники «Сибиряка» нашли это захоронение и с почестями перезахоронили останки на центральной усадьбе Озерков. Рассказали сельские жители и о том, как на окраине их села был сбит советский самолет. Место его падения было известно, необходимо было только приобрести хорошие, чуткие металлоискатели. В августе прошлого года такие приборы оказались в распоряжении участников экспедиции, и новокузнечанам всё-таки удалось найти эту машину. Самолет выкопали, а останки летчика жители Озерков с почестями перезахоронили. Всё это будет отражено в книге, которую пишет Анатолий Никитович Силаков. Во время предстоящей этим летом экспедиции участники «Сибиряка» будут вести поиск ещё двух братских могил, в которых предположительно захоронены воины — наши земляки.

Сегодня «Кузбасс» публикует список пятидесяти наших погибших в Липецкой области земляков. Участники поисковой экспедиции «Сибиряк» просят откликнуться родственников солдат, землю с символическими останками которых привезли из Озерков. Чтобы принять участие в торжественной акции перезахоронения их на родной земле.

Татьяна ШИПИЛОВА.

Фото из архива отряда с места поиска.

Новокузнецк.

Держали историю в руках. Что нашли кузбасские поисковики в Карелии?

Юные кузбассовцы из поискового отряда «Сибиряк» рассказали корреспонденту «АиФ-Кузбасс» о своих впечатлениях от поездки на «Вахту памяти». 18 дней они преодолевали десятки километров по тайге и бездорожью, чтобы прикоснуться к настоящей истории.

В походе ребята узнавали о трагедии Великой Отечественной войны не из учебников.
В походе ребята узнавали о трагедии Великой Отечественной войны не из учебников. © / Анатолий Силаков /Из личного архива
Километры пешком по тайге и болотам Карелии с щупом и лопатой на плечах – так начиналось каждое утро 18-дневной вахты новокузнецких поисковиков. «Только бы дождь не пошёл!» – повторяли про себя как заклинание подростки, пробираясь по бездорожью.

 

300 человек из разных регионов страны с 1 по 18 августа прошли по следам 69-й отдельной морской стрелковой дивизии в Карелии, где летом 1944 г. велись ожесточённые бои. Среди поисковиков были 77 человек из сводного кузбасского отряда «Земляк» – ребята из Новокузнецка, Мысков, Прокопьевска, Киселёвска, Гурьевска, Калтана. Большинство подростков поехали на «Вахту памяти» в первый раз. Впервые они прикоснулись к настоящей истории, узнали о трагедии Великой Отечественной войны не из учебников и не по музейным экспонатам.

Без птиц и дорог

Очутившись на другом краю необъятной России, ребята удивлялись отличию карельской природы от кузбасской. «В лесу нет птиц. Совсем! А деревья стоят ровные, стройные, высотой метров 30. Вода в реке интересная: руки намылишь – потом мыло не смывается», – вспоминает 16-летний Андрей Галактионов.

Природа Карелии отличается от кузбасской. Фото: Из личного архива / Анатолий Силаков

Поисковики разбили лагерь на берегу речки. Место живописное, удобное, т. к. вода рядом. Но далековато до места раскопок. Позавтракав, каждое утро подростки запасались консервами, брали инструменты и отправлялись в путь, 12 км по тайге. «Если мы говорим, что у нас плохие дороги, то там их нет вообще. Болота. Дорогу отсыпали, а дождь прошёл – и всё размыло», – рассказывает командир новокузнецкого поискового отряда «Сибиряк» Анатолий Силаков. Для него это уже шестая поисковая экспедиция. В этом году поездку финансово и организационно поддержал департамент образования Кемеровской области.
В прошлые годы поисковики ездили в Липецкую и Воронежскую области. Там степи, жара. В Карелии ждали, что будет холодно и дождливо, но погода благоволила поисковикам: всего три «мокрых» дня выпало.

Не всегда дорожки были ровными и сухими, но пробираясь через болота, ребята не унывали. Фото: Из личного архива / Анатолий Силаков

Посвя­щение щупами и лопатами

Подростки, которые впервые попадают на занятия отряда, порой путают его с туристическим кружком. Жизнь в лагере действительно похожа на туристическую – костры, палатки, спальники, бензопила для дров, шатёр для обедов и совещаний, генератор для зарядки телефонов и фотоаппаратов. Даже душ был: к резиновой груше (наподобие грелки) прикреплён шланг с распылителем. Выльешь в ёмкость ведро воды и моешься. Вот только в лагере почти военная дисциплина и поисковые инструменты в ходу, а не туристические: щупы, металлоискатели, лопаты.

Последними не только могилы раскапывали, но и торфяники тушили. Пожарные дважды привлекали старших ребят и взрослых к спасению леса от огня. Но жить в полевых условиях понравилось даже девчонкам. «Я раньше ходила в походы только с родителями. Здесь условия, конечно, были тяжелее. Самыми трудными были первые дни, изнуряли долгая дорога и раскопки, порой хотелось вернуться домой. Но потом привыкла. Следующим летом снова хочу поехать», – делится впечатлениями от поездки 16-летняя Екатерина Рацкевич.

Жизнь в лагере похожа на туристическую.  Фото: Из личного архива / Анатолий Силаков

Юные поисковики прошли посвящение: "Новички измеряли расстояние сапёрными лопатками. Потом, как рыцарей, нас полутораметровым щупом посвятили в поисковики." 

Держали историю в руках

Результатом всей вахты стали поднятые останки 161 бойца, из них только пятерых опознали – по медальонам и личным вещам. Новокузнечане нашли семерых человек. Помимо этого поисковики извлекли множество солдатских вещей и остатки боеприпасов – ложки, каски, ремни, пряжки, лопаты, котелки, осколки снарядов, гильзы. «В предыдущие вахты нам не удавалось найти столько предметов и в таком хорошем состоянии.

Касок находили очень много, но почти в каждой - дыра от пули. Фото: Из личного архива / Анатолий Силаков

Раньше захоронения находились на глубине от двух и более метров, а здесь – буквально в 10-15 сантиметрах от поверхности», – говорит Анатолий Силаков. По его словам, самой крупной находкой за годы поисков стал затонувший в болотах сбитый самолёт-истребитель ЛАГГ-3 у села Озерки в Липецкой области, его подняли с шестиметровой глубины. Позже установили и личность пилота, найденного в этом самолёте.

Свои находки поисковики сортируют. На месте раскопок в течение дня появляются кружки, гранаты, лопатки и прочая амуниция. Фото: Из личного архива / Анатолий Силаков

А ребят удивляет каждая находка. Например, Екатерина в первый же день нашла «пульку» – так по-девичьи она назвала гильзу от патрона: «Думала, что будет страшно череп увидеть, но всё нормально прошло». У Андрея тоже самые острые впечатления связаны с найденными останками людей: «Я до этой поездки не представлял, как выглядят человеческие кости. Оказалось, они не белые, а коричневые, их легко спутать с корнями деревьев. В первый раз принял череп за большой улей. Ещё впечатлило, что много касок находили, почти в каждой – отверстия от пуль. Мне представлялись жуткие картины гибели людей».

Поисковики нашли множество солдатских вещей и остатки боеприпасов. Фото: Из личного архива / Анатолий Силаков

Командир отряда Анатолий Силаков планирует оформить привезённые вещи в экспозицию. Ещё на память об этой вахте у каждого юного поисковика останется гильза с гравировкой «Карелия-2014». Возможно, через полвека они передадут эти гильзы своим внукам – новому поколению наследников Великой Победы.

Анатолий Силаков: – Я 26 лет отслужил в ракетных артиллерийских частях, поэтому после выхода в отставку для меня было важно показать молодёжи, кому мы обязаны победой, своими жизнями. Важно, чтобы эти знания они получили не понаслышке, а сами убедились в великом подвиге народа. В 2005 г. я был председателем Совета ветеранов Новоильинского района Новокузнецка. К 60-летию Победы решил сделать музей в школе. Район молодой, корней практически никаких – некоторые экспонаты были у меня дома, некоторые приносили ветераны и их родственники.

Коллекция росла, администрация выделила помещение в 107-й школе. Я бывал в музеях других школ, там богатая история, богатые экспозиции. И тогда загорелся желанием привезти что-то, найденное на месте боёв и захоронений. В 2009 г. вместе со школьниками отправился на первую «Вахту памяти» в Смоленскую область. С тех пор мы ежегодно с бойцами поискового отряда «Сибиряк» выезжаем на места, где шли бои, где захоронены наши земляки. И я видел, как у школьников появлялось иное отношение к подвигу предков.

Пропавших без вести в годы войны удается найти сейчас. Фото: Из личного архива / Анатолий Силаков

В конце августа мы вернулись из Карелии: новокузнечане прошли по следам 69-й отдельной морской стрелковой бригады, которая формировалась в Анжеро-Судженске в 1941 году, эксгумировали останки семерых бойцов (в общей сложности «Вахта-2014» нашла 161 погибшего солдата), домой привезли новые «трофеи» для музея – армейские котелки, ложки, перочинные ножи и др.

Дети, побывавшие в тех окопах, видевшие, откуда фашисты стреляли по нашим солдатам и мирным деревням, сколько человек погибло в тех боях, на­деюсь, никогда не тронут могилы и не допустят повторения той трагедии. Считаю, что вандалами становятся ущербные люди либо молодёжь, получившая недостаточное воспитание. Возможно, школьники отправляются осквернять могилы или мемориалы за компанию. Они, как саранча: один-два вреда не принесут, а стадом способны многое снести на своём пути.

– Условия, в которых приходится жить во время «вахт памяти», далеки от привычных квартирных. Да и из земли вы откапываете не только предметы, но и останки солдат. А ведь, по большому счёту, бойцы отряда – это 14-17-летние подростки, которые смерть видели разве что по телевизору или в компьютерной игре. Все ли выдерживают эти физические и моральные нагрузки?

– Случайных людей мы в поездки не берём. В течение года на подготовительные занятия приходят разные ребята. Некоторые думают поначалу, что это такой туристический кружок. Потом понимают, что это не так, и уходят. Остаются те, кто прекрасно понимает, на что идёт. А перед самой поездкой школьники проходят обязательный отбор на слёте поисковых объединений области. На учебно-тренировочной вахте ребят учат жить в полевых условиях, вести раскопки, работать с инструментами – металлоискателем, щупом, лопатой, оказывать первую медицинскую помощь, они изучают историю сибирских дивизий. Кроме того, несовершеннолетние к эксгумации не допускаются и с останками не работают, а только видят сам процесс.

Из поездок ребята привозят "трофеи" для музея. Фото: Из личного архива / Анатолий Силаков

Новый круг потомков

– В следующем году мы будем праздновать 70-летие Победы. Детям пропавших без вести солдат, которых вы находите, сейчас не меньше 70 лет. Кому важнее разыскать останки погибших предков – их потомкам или самим искателям?

– Важно и тем, и другим. Ведь, как сказал Александр Суворов, «войну нельзя считать законченной, пока не похоронен последний погибший солдат». Когда в середине нулевых я был председателем Совета ветеранов Новоильинского района, ко мне приходило много людей, желающих найти родственников, пропавших в годы войны. И сейчас, зная о работе юных поисковиков, люди продолжают идти. Вы правы, детям тех бойцов уже за 70-80 лет. Пошёл другой круг – внуки, племянники.

Старшие родственники им дали наказ: «Нам не удалось узнать судьбу деда – сделайте это вы». Как правило, нам удаётся найти следы пропавших без вести. Например, у одной новокузнечанки отец погиб во время финской войны, на высоте Огурец. Я связался с поисковиками того района, договорился, чтобы они встретили там эту женщину, они привезли её к захоронению. Другой земляк обратился к нам со словами: «Отца мобилизовали – дальше судьбы не знаю». Мы нашли следы: оказалось, что во время войны тот был осуждён на десять лет, отбывал наказание в Архангельской области, был реабилитирован в 1992 г.

 

 

Сейчас я изучаю архивы 237‑й стрелковой дивизии, которая в 1942 г. формировалась здесь, в тогдашней Новосибирской области. За короткий период – с июля 1942 г. по март 1943 г. – я установил более 3 тыс. имён погибших. Около 700 из них – кузбассовцы, более сотни – наши земляки, чьи имена не значатся в книгах памяти, хотя призывали их из Сталинска. Мне бы хотелось восстановить эту историческую несправедливость. Сложность в том, что много времени прошло, многие документы не сохранились. Например, об одиннадцати бойцах уже удалось узнать, что они не пропали без вести, как значилось в документах, а были ранены, после госпиталя вернулись в строй, воевали до Победы и прожили достойную жизнь. Я обращаюсь к родственникам воинов, судьба которых неизвестна: если дома хранятся фотографии, извещения, другие документы, принесите их в Совет ветеранов, чтобы мы могли восполнить пробел в региональной Книге Памяти.

Чему вахта научила?

– О значении памяти Роберт Рождественский писал: «Это нужно – не мёртвым! Это надо – живым!» Что, помимо патриотического воспитания и артефактов, получают подростки в таких поездках?

– Многие ребята едут, чтобы испытать себя. Домой возвращаются совершенно другими людьми – повзрослевшими, возмужавшими, на голову выше своих сверстников. Они получили житейский опыт: кто-то впервые ставил палатку или держал в руках топор. Даже речь у них меняется: вместо праздного балабольства появляются взрослые рассуждения о прошлом, о судьбе. Они прошлись по местам страшных боёв, слышали непридуманные рассказы местных жителей об освободителях.

В Тербунском районе высадится десант поисковиков из Новокузнецка

GOROD48.RU (информационный портал)
31 июля 2011 г., 15:06
 

В Тербунском районе высадится десант поисковиков из Новокузнецка

Члены поисково-экспедиционного отряда «Сибиряк» буду проводить поиски и перезахоронение павших бойцов дивизии «Сталинские сибирские медведи».

Сегодня поисковики отправились в путь из Новокузнецка. 2 августа отряд, численностью около 20 человек прибудет в Воронеж, откуда их автобусом доставят в Тербунский район.   

Как сообщил GOROD48 комиссар тербунского поискового отряда «Зверобой» Виталий Лавринов, поиски бойцов 237-й Сибирской стрелковой дивизии сформированной в городе Сталинск (ныне Новокузнецк), члены отряда «Сибиряк», костяк которого составляют школьники и студенты, будут вести в течении двух недель в районе сел Озерки и Каменка.   

Как рассказал Виталий Лавринов, судьба дивизии, которую называли «Сталинские сибирские медведи» - трагична. Ее перебросили в Тербунский район сразу из-под Москвы в июле 1942-го.   

- Дивизию разгрузили в Липецке и Грязях, и сразу из эшелонов бойцы-сибиряки пешим маршем были брошены на рубеж «Озерки – Каменка» где шли кровопролитные бои с рвущимися к Воронежу, а дальше к Сталинграду фашистами, - рассказал Виталий Лавринов. Сибиряки были практически безоружны, без боеприпасов. Форсировав Дон в районе Хлевного, они вступили в неравный бой в районе Озерок и Каменки. Потери дивизии были ужасны – погибло 60-70 процентов от 10 тысяч.   

  Новокузнецкие поисковики будут проводить поиски и перезахоронения своих земляков из разведанных захоронений, находящихся в логу, в районе Каменки. По некоторым данным, там покоятся останки порядка 110 бойцов Сибирской дивизии. 

 

 

http://histrf.ru/about
http://rvio.histrf.ru
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.